История поиска
Словарь

Надувательство
или против
мнимых сходств

Надувательство
или против
мнимых сходств

Это то, что каждый дарвинист любит повторять. Включите телевизор, почитайте журналы и вы будете завалены «научной информацией» о сходствах между обезьянами (мартышками, бабуинами и т.д.) и людьми. Фактически, многие ученые посвятили десятки лет своей жизни изучению поведения этих животных, движимые лишь одной идеей, да, что «это наши настоящие бабушки и дедушки». Примечательна одна история Джейн Гудол (Jane Goodall) и Дайен Фоссей (Dianne Fossey) живших с шимпанзе и гориллами привлекая внимание общественности, и заставляя нас думать, что мышление, поведение и общение этих животных не так уж далеки от наших. Развитие генетики помогло подтвердить эти идеи в научных кругах, или, по крайней мере, создало такую видимость. Но насколько это правдиво? Действительно, ли мы настолько похожи на наших волосатых друзей?

Стив Джонс, Учёный-эволюционист: «50% нашего ДНК также сходно с ДНК банана, но это не делает нас полубананами, хоть выше пояса, хоть ниже».1

Прекрасная цитата, с которой можно было бы начать, и которая указывает на то, что конкретные, точные сходства между двумя отдельными видами не имеют особого значения. Бабуины, в соответствии с исследованиями, на 90% сходны своим ДНК с людьми. Делает ли это их на 90% людьми? Ответ, с оглядкой на данную цитату, – совершенно нет. Док. Барни Мэддокс ведущий исследователь генома, также заметил по поводу генетических различий человека и обезьян:

«На данный момент генетическое различие между человеком и его ближайшим родственником, шимпанзе, составляет, по меньшей мере, 1,6%. Это кажется незначительным, но в пересчёте, это пропасть в 48 000 000 нуклеотидов, а изменение всего 3 нуклеотидов губительна для животного, вероятность для изменения отсутствует» (Проект «Геном Человека», Количественное опровержение эволюции. Цитата из Сомнения в эволюции?).

И как признаёт автор, пишущий для Smithsonian: «всего несколько процентов могут привести к огромной, непреодолимой пропасти между видами».2

Проще говоря, если бы мы приняли эту идею сходств для определения того, какое из животных более всего похоже на нас, мы бы пришли к странным результатам. Возьмите, к примеру, число наших хромосом (46). Двумя нашими ближайшими предками стали бы табак (48) и летучая мышь (44). Более того, из-за того что в исследованной нами вселенной хромосомы живой материи являются самыми сложными её частичками, то было бы логически верно предположить, что организмы с максимальным числом хромосом являются конечным результатом экспериментов эволюции длившейся много миллионов лет с целью повышения сложности живых организмов. По такому принципу, мы должны были начать эволюционировать от пенициллина с его всего 2 хромосомами, затем медленно развиться в плодовые деревья (8), а после ещё многих миллионов лет стали бы помидорами (12), и так далее, до тех пор, пока не достигли бы уровня людей с их 46 хромосомами. Через миллионы лет, если нам повезёт, мы сможем стать высшей формой жизни на планете, папоротниками, с их 480 хромосомами.

Или вот ещё, мы можем рассмотреть глаз человека. Анатомически, он более всего похож на глаз осьминога. Конечно, теория о том, что человеческий глаз является результатом эволюции, была прокомментирована самим Чарльзом Дарвином, который тогда сказал: «Предположить, что глаз со всеми его непревзойденными приспособлениями для настройки резкости на разное расстояние, пропускания разного объёма света и исправления сферической и хроматической аберрации (цветового отклонения), мог сформироваться путём естественного отбора, выглядит, и я с этим полностью согласен, в высшей степени абсурдно».3

Другой аргумент в отношении сходства людей и обезьян связан с языком. Шимпанзе по имени Уашу (Washoe) и карликовый шимпанзе Канзи «стали знамениты из-за своей способности реагировать на человеческий язык на удивление сложным образом».4 Но в противоположность этому Роберт Сейферс (Seyfarth), один из самых рьяных исследователей приматов в мире, сказал: «Вы можете научить медведя ездить на велосипеде в цирке, но это мало чем поможет вам в познании того чему медведи учатся на воле». И наконец, «даже в лаборатории, ни одно из животных не приобрело того, что можно было бы назвать настоящим языком».4

Что касается Сейферса то, он и его жена, провели множество выдающихся экспериментов с верветками (эфиопскими мартышками) и бабуинами, и пришли к выводу в последнем своём исследовании, что у обезьян существуют существенные ограничения разума и способности к общению.4 К примеру, известно, что кормящиеся бабуины, отделившиеся от стаи и находящиеся в другой части леса, издают резкие звуки, которые долгое время считались позывными между ними. Однако эксперименты показали, что эти обезьяны просто ревели из-за того, что потерялись.

«… обезьяны в действительности не осознают, что у других обезьян есть разум», заявил Сейферс со своей женой.4 Люди могут предавать свои мысли и чувства друг другу, так что могут сочувствовать боли другого. Обезьяны этого не могут. В то время как шимпанзе могут печалиться и несомненно выражать чувства, они не могут проявлять сочувствия к другим шимпанзе, которые опечалены.

Вывод:

Прежде чем верить тому, что говорят вам средства массовой информации, сами разберитесь в вопросе. Вы сами себе учёный и способны при соответствующем изучении прийти к научной истине, как говорится, «из первых рук». Не верьте им на слово, и не верьте на слово нам. Истина остаётся истиной, факт остаётся фактом, и терпеливо лежат, подобно ископаемым, в ожидании открытия.

Примечательные цитаты:

Док. Лайел Ватсон (Lyall Watson), антрополог:

«Так например, современные обезьяны, похоже, появились ниоткуда. У них нет прошлого, нет их окаменевших останков. И подлинное происхождение современных людей – прямоходящих существ, без шерсти, мастерящих орудия, с большими мозгами – является, если честно, таким же загадочным вопросом» (‘The water people’. Science Digest, vol. 90, May 1982, p. 44).

Роберт Б. Экхард (Eckhardt), док. философии, профессор антропологи Пенсильванского Государственного Университета:

«Среди сбивающего с толку ряда ранних окаменелостей гоминоидов, есть ли те, которые можно было бы отнести по морфологии к останкам предка человека? Если учесть фактор генетической изменчивости, ответ будет – нет» (‘Population genetics and human origins’. Scientific American, vol 226(1), January 1972, p. 94).

Лорд Солли Цукерман (Lord Solly Zuckerman), магистр гуманитарных наук, доктор медицины, доктор наук:

«Как я уже намекал, исследователи окаменелостей никогда не отличались особой осторожностью, работая в логических рамках предметов своих исследований. Отчёты настолько поражают, что возникает законный вопрос, сколько в действительности науки есть в области этих исследований» (Beyond the Ivory Tower, Taplinger Pub.Co., New York, 1970, p.64).

Взято из: True Authority
Ссылки:
  1. Jones, S., interviewed at the Australian Museum on The Science Show, broadcast on ABC radio, 12 January 2002.
  2. Conniff, R., Monkey wrench, Smithsonian, pp. 102-104, October 2001.
  3. Charles Darwin, The Origin of Species, J.M. Dent & Sons Ltd, London, 1971, p. 167.
  4. Carl Wieland, M.B., B.S., Furry little humans?, Creation, pp. 10-12, June-August 2002.